«Эффект Алонсо» возник гораздо раньше переноса гонки WEC в Японии

Сегодня в прессе появился комментарий промоутера чемпионата мира по автогонкам на выносливость FIA WEC Жерара Невё, где он, разумеется, пытается защитить решение о переносе этапа чемпионата из-за одного гонщика — Фернандо Алонсо. Вся эта история, кажется, создала уже тенденцию — «Эффект Алонсо» — когда руководители серий FIA принимают весьма спорные решения, которые заведомо вызовут разность мнений не только среди болельщиков, но и среди гонщиков и команд. Руководство WEC так и не признало, что ряд решений в прошлом привели к серьезному кризису в настоящем. Да и сам кризис не признается публично.

Жерар Невё: «Когда вы принимаете такое решение, вы всегда знаете, что кто-то будет счастлив, а кто-то недоволен. [Мы хотели] защитить интерес чемпионата, и это то, что мы должны принять во внимание в первую очередь». Чейз Керри (об отмене Grid Girls): «Мы ожидали реакции. Некоторым людям нравится решение, другие беспокоятся — особенно те поклонники, которые росли вместе с этим явлением. Я уважаю их позицию».

В общем, оба события — перенос гонки ради одного пилота и косметические реформы в F1 — вещи одного порядка, и по мотивации, и по причинам. Безусловно, первичный эффект достигнут: зимнее «болото» возмущенно забулькало, пауза в пиар-сегменте заполнена даже с перебором. Но «подбрасывая дров» важно помнить, что котел может взорваться, каша — убежать, а стейк — подгореть.

В F1 горелым запахло уже очень отчетливо. У многих аналитиков и обозревателей можно прочитать, что реформы Liberty Media носят косметический характер, никак не разрешающие надвигающийся «моторный» кризис. Нововведения американцев скорее скандальны, чем полезны, а порой кажутся, что они и вовсе вредны. Заявление об увольнении Grid Girls вызвало просто ураган в СМИ. Такой же ураган случился и после заявления о переносе гонки в Японии ради того, чтобы Фернандо Алонсо мог успеть везде.

На самом деле WEC не впервые делает ставку на одного гонщика. Марк Уэббер был в свое время «тем единственным», разве что гонки не переносили. Но весь пиар строился вокруг одного пилота, тогда как пелетон WEC все уменьшался, а зрителей на трибунах не прибавлялось. Не имея в своем распоряжении «тягача», в WEC были несказанно рады приходу Марка ранее и приходу Фернандо теперь. Но вырастить своих звезд такого масштаба за все годы существования у чемпионата не получилось, а в кризисной ситуации все средства хороши. Тут уже морально-нравственный аспект отходит на второй план. Подумали в WEC о других гонщиках и их выступлениях в других сериях? Подумали, наверняка, раз обратились в IMSA. Но «Эффект Алонсо» оказался сильнее. Прав ли Невё стратегически в данной ситуации (если не брать все просчеты FIA и WEC в прошлом, которые к ней привели)? Да, прав. Надо максимально использовать то, что пришло, без оглядки по сторонам. Это как инъекция адреналина в тело умирающего. Надо спасать пациента. Выживет — подумаем как быть дальше. А умрет, так можно потом сказать, что было сделано все возможное. Волна схлынет, а эффект останется.

Что должен был делать Алонсо? Отказаться? Сказать, ребята, так не делается, это плохо? Наверное — да, но тогда бы он уже не был тем, кем является — человеком в складном кресле, который будоражит общественность и решительно идет к своей цели. Решение пограничное, и я думаю, что непростое для Фернандо. И можно быть уверенным, что есть и те пилоты, кто скажет — молодец, Фернандо, все правильно. Гипотетически, окажись, например, Льюис Хэмилтон в подобной ситуации. Как бы он поступил? Вероятно, что также. Как и любой гонщик, который не просто «любит гонять и выполняет свою работу». Дженсон Баттон имел практически те же «исходники». И где теперь Дженсон? Великий Михаэль Шумахер. Сколько скандалов было, когда его «выделяли» из пелетона, обвиняли в том, что он играет не очень красиво? Но то, чего достиг Михаэль, давно затмило весь негатив.

Спасет ли «Эффект Алонсо» WEC или F1? Нет, сам по себе не спасет. Достаточно посмотреть на количество участников чемпионата на плоном расписании. И что будет после окончания так называемого «суперсезона» сейчас вряд ли кто знает точно.

Роман Смирнов, шеф-редактор E.A.N.

Фото IndyCar Series